«Танец с криминальным оттенком» в калмыцкой столице набирает темп

«Танец с криминальным оттенком» в калмыцкой столице набирает темп

В своем материале «Белый танец» с криминальным оттенком» мы рассказали о трагической автомобильной аварии на улице Ленина в Элисте в ночь с 11 на 12 октября 2019 года, в результате которой погибло два человека – однофамильцы и коллеги Алена Лиджиева и Валерий Лиджиев.

Сообщалось, что внедорожник Мерседес Бенц с пьяной компанией в салоне буквально раздавил ВАЗ-2109, где находились погибшие.

Следствие сразу начало утверждать, что за рулем иномарки, принадлежащей элистинскому адвокату Николаю Кирипову (сыну председателя Калмыцкой адвокатской палаты Нины Кириповой), сидел не он, а его приятель Давид Баринов. Хотя последний признался, что был не совсем трезв и спал в салоне, а проснулся во время сильного удара. Кроме них, в машине находились еще их знакомые Замир Пашнанов и Эрдни Шанкаев. 

Сейчас дело рассматривает Элистинский городской суд. Следствие и прокуратура пришли к выводу, что вина Баринова в совершении автомобильной аварии со смертельным исходом доказана, но он вину отрицает. Суду предстоит выслушать стороны обвинения и защиты, допросить всех свидетелей, изучить письменные и устные доказательства и вынести приговор.

Суду заявлен отвод

По словам защитника подсудимого, калмыцкого правозащитника Валерия Бадмаева, он убежден, что Давид Баринов не управлял внедорожником в момент аварии. Но поскольку он лицо заинтересованное, мы попросили его рассказать о ходе судебного следствия, изложив лишь факты.

«Заседание началось 9 июля т.г., – сообщил нам Бадмаев. – В начале процесса адвокат подсудимого Владислав Наумов заявил отвод суду и пояснил, что данное уголовное дело, по его мнению, следует передать в другой регион, и привел свои доводы. Но суд ходатайство адвоката отклонил.

Далее Наумов заявил еще два ходатайства – о проведении предварительного слушания дела в связи с недопустимыми доказательствами, не отвечающими требованиям уголовно-процессуального кодекса РФ, протоколами очных ставок от 14 октября 2019 года и возвращении дела прокурору, поскольку обвинительное заключение не содержит прямых доказательств того, что за рулем Мерседеса в момент аварии был именно Баринов.

Кроме того, по мнению защиты, в уголовном деле есть материалы экспертиз, при проведении которых были нарушены требования УПК РФ.

Прокурор попросила суд отказать в удовлетворении обоих ходатайств, так как, по ее мнению, следователь действовал правильно и законно. Суд прислушался, отклонил ходатайства и предоставил подсудимому слово.

Взять вину на себя

Баринов свою вину не признал и сказал, что есть сговор между тремя оставшимися на месте происшествия лицами – Кириповым, Пашнановым и Шанкаевым, ведь все они ложно утверждают, что за рулем «Мерседеса» в момент столкновения был он.

На самом деле, по словам Давида, за рулем был Кирипов. А сам он ушел с места происшествия потому, что на тот момент служил в полиции и хотел скрыть факт своего присутствия в машине, совершившей ДТП. Сказал, что доверял Кирипову, считал его другом.

Далее он заявил, что следователь нарушил его право на защиту, отказав в проведении важной экспертизы, позволяющей с точностью определить, кто и где находился в Мерседесе в момент столкновения.

И добавил, что во время допроса в Следственном управлении (СУ) по РК в кабинет следователя заходила Нина Кирипова, мать Николая. Она, по словам подсудимого, предлагала ему деньги и просила взять вину на себя.

Допрос без адвоката

Как утверждает Баринов, он пришел в СУ в 22 часа, телефон у него отобрали, и закончили следственные действия рано утром.

Его слова о том, что у него есть адвокат по соглашению, который живет в Ставропольском крае и готов приехать днем, чтобы принять участие в допросе и последующих следственных действиях, были проигнорированы. И следователь Чумудов провел все действия без адвоката, на участии которого настаивал подозреваемый.

Выступивший защитник Наумов вновь повторил, что предъявленное обвинение не содержит безусловных и неопровержимых доказательств вины. Но суд приступил к опросу потерпевших – жены и сестры Валерия Лиджиева.

Вдова погибшего рассказала, что 14-го октября ей позвонил следователь Сангаджигоряев, сообщил о следственных действиях и попросил прибыть в СУ. Она ответила, что находится на похоронах мужа.

Сестра пояснила: в соцсетях увидела информацию, что мама Кирипова удалила следы аварии и сняла обмотку с руля Мерседеса. Ее это возмутило, и она написала свой комментарий, содержание которого не запомнила.

Ввиду неявки потерпевших со стороны погибшей Алены Лиджиевой судья отложил слушание дела на 5 августа. Второе заседание перенесли, поскольку потерпевшая сторона вновь не пришла.

«Кто будет расследовать ДТП?»

Следующий процесс состоялся 19-го августа. Суд опросил дочь погибшей Лиджиевой. Она жестко и однозначно обвинила в смерти своей мамы Баринова, говорила очень эмоционально, всплакнула. Судья вновь отложил заседание, так как не явился брат погибшей Виктор.

Его опросили 27-го августа. Он рассказал, что в ночь с 11 на 12 октября прошлого года вместе с сестрой и работавшим с ними Валерием Лиджиевым подготовили мясо для продажи на ипподроме. Он сам с товаром уехал раньше. Приехал на место, все подготовил и стал ждать Алену с Валерием.

Их долго не было. Виктор позвонил сестре, но она не ответила. Встревоженный брат вызвал такси и поехал навстречу по улице Ленина. Прибыл на место аварии около семи утра.

Где-то в восемь приехала не знакомая ему женщина. Она зачем-то фотографировала разбитую Ладу. Мужчина спросил, чья она родственница. Та ответила: «Мерседеса». От кого-то из присутствующих Виктор узнал, что это президент палаты адвокатов Нина Кирипова. Он также отчетливо услышал, как та спросила: «Кто будет расследовать ДТП?». Потом вызвал катафалк и отвез сестру в морг.

Тесть не оплачивал штрафы

В назначенный день – 23 сентября – в суд прибыли новый прокурор и два свидетеля. Процесс начался с допроса тестя Кирипова по имени Валерий. Бойкий адвокат свидетеля помалкивала, пока вопросы задавали прокурор и судья, но стала прерывать и комментировать адвоката Наумова.

Отвечая прокурору, Валерий сказал, что по документам является хозяином машины, но фактически Мерседесом пользуются его дочь и зять. Услыхав про аварию, он подумал, что за рулем машины был Николай Кирипов, но потом ему сообщили: нет, другой человек. Пояснил: зять заверил его, что спал на заднем сиденье.

На вопрос о телесных повреждениях на теле Кирипова свидетель ответил: «Лицо Николая было поцарапано, рука повреждена, но переломов не было». Отвечая защитнику Баринова, тесть сказал: дескать, не интересовался, почему его зять передал управление постороннему человеку и отчего уснул на сиденье.

Когда у него спросили: объяснил ли Кирипов, каким образом его кровь и следы оказались в передней части машины, Валерий сообщил: экспертиза показала, что Кирипов перелетел.

Адвокат его прервал, уточнив: ранее свидетель говорил, что о происшествии узнал только со слов родственников и самого Кирипова. Тогда Валерий вдруг заявил, что прочитал про аварию в СМИ.

В ответ на вопросы Наумова свидетель рассказал, что ему как хозяину автомобиля приходили штрафы за нарушения, совершенные Кириповым при управлении Мерседесом. Но как владелец автомобиля штрафы и убытки потерпевшим он не возмещал.

Потерял сознание во время аварии

Свидетель Андрей оказался другом Баринова и хорошо знает Кирипова. Увидев в интернете видео с места аварии, он узнал машину Николая. Когда с ним созвонился, тот ответил, что приедет и все расскажет. И тогда Андрей позвал общих друзей, чтобы выслушать гостя.

Свидетель в суде рассказал, что по виду Кирипова было ясно, что тот еще не отошел от спиртного. На лице виднелась огромная гематома, щека поцарапана, он держался за грудь, ребра, которые, по всему, очень болели. Попросил водки.

Со слов Андрея, Николай рассказал, что они с Давидом были на свадьбе. Там выпили, потом поехали в «Блэкберри». Далее Николай поведал, что после кафе уснул на заднем сиденье. Слышал, как ревет мотор, потом прозвучал глухой удар, отчего он потерял сознание и очнулся в больнице, откуда его забрали в полицию, где опросили.

Кирипов усиленно искал Баринова. Сказал, что с ними ехали два парня. Пояснил, что сильно выпил, организм ослаб, и он решил прилечь на заднем сиденье. Утверждал, что это Давид был за рулем и скрылся с места ДТП, но далеко уйти не мог, так как ударился головой и получил сильные повреждения.

Это был шок

Приблизительно в 22 часа Андрей с друзьями забрали Давида из УМВД по г. Элиста. Оказалось, что парень цел и практически невредим. Была царапина то ли на щеке, то ли на лбу. Баринов сказал парням что сидел сзади водителя.

Спустя пару месяцев Кирипов приехал к Андрею с коньяком, выпили. Николай разговорился и сказал, что хотел найти человека, который возьмет вину на себя, то есть скажет, что был за рулем.

Когда Андрей поинтересовался, как он мог видеть повреждения у Давида, если был без сознания, Кирипов ответил, что рассказывал это приятелям в шоковом состоянии.

Дочь погибшей Алены Лиджиевой спросила, кто, по его мнению, сидел за рулем. Андрей ответил: вероятно, Кирипов.

Тогда она задала вопрос: почему же Баринов покинул место происшествия, если не виноват? Свидетель предположил: потому что Давид был сотрудником полиции и, вероятно, не хотел, чтобы на работе узнали о его причастности к той аварии. Ответ девушку не удовлетворил».

В заключение Валерий Бадмаев добавил, что следующее заседание суда назначено на ближайшую среду, 14 октября.