В калмыцком селе Ялмта улица названа именем Церена Арсенова

В калмыцком селе Ялмта улица названа именем Церена Арсенова

Одной из окраинных улиц поселка Ялмта Целинного района присвоено имя местного жителя – ветерана Великой Отечественной войны, участника обороны Ленинграда Церена Шонходыковича Арсенова.

Он родился в хотоне Чонта Целинного района Калмыцкой АССР в семье крестьянина из рода Зюнгар (Бадмахн әңг) в 1912 году.

В 1939-м был призван Ики-Цохуровским военкоматом на службу в Красную армию и попал в город Тернополь на Украине. Там же встретил Великую Отечественную.

Отступая с боями, его часть попала под переформирование. Так он оказался под Ленинградом, где воевал до конца блокады. Имел звание сержанта, командира отделения саперной роты.

«Особенно тяжело нам было зимой, когда транспорт с боеприпасами и продуктами шел по льду, – вспоминал Церен Шонходыкович. – Немцы ожесточенно бомбили и обстреливали, поэтому солдатам приходилось наводить понтоны. Часто смотрели смерти в глаза, но страшнее всего было видеть, как умирают от холода люди, а ты ничем не можешь помочь».

По воспоминаниям младшего сына Арсенова – Николая, у его отца был фронтовой друг – русский парень Алексей Смирнов, который служил с ним в аэродромной роте. Оба в составе саперных частей сопровождали грузы по Ладожскому озеру, ставшему единственной «дорогой жизни» для зажатых во вражеском кольце ленинградцев.

Путь подвергался сильным ударам авиации и обстрелу тяжелой артиллерией противника, пытавшегося еще перерезать магистраль высадкой десантов и установкой мин и снарядов. А о том, чем грозит их обезвреживание, говорит поговорка, что сапер ошибается только раз в жизни.

Было много случаев, когда друзья спасали друг друга во время вражеской бомбардировки, когда оказывались в ледяной воде вместе с сопровождаемым грузом.

Как рассказывает невестка Церена Шонходыковича Юлия Арсенова, ее свекор вспоминал, как при прорыве блокады войсками Волховского фронта погиб его друг Алексей. В палатку, где он находился, попал снаряд, убивший товарищей. А Арсенов уцелел лишь по счастливой случайности, выйдя оттуда за несколько минут до обстрела. В память о Леше Смирнове он назвал своего старшего сына его именем…

8-го августа 1943 года нашего героя наградили медалью «За оборону Ленинграда», чем он очень гордился. А через полгода, в январе 1944-го, блокада была прорвана.

Но радость воина длилась недолго. В конце января-начале февраля того же года всех военнослужащих-калмыков рядового и сержантского состава, среди которых было немало награжденных боевыми орденами и медалями, отозвали с фронтов и, погрузив в товарные вагоны, отправили на уральскую станцию Половинка строить Широковскую ГЭС на реке Косьва.

Из воспоминаний Церена Арсенова: «Всех нас мучил один вопрос: «за что?» Болело сердце, но гораздо сильнее была боль душевная. Мы жили в полуземляных бараках. Нас заставляли долбить каменный грунт, копать котлованы и траншеи под эстакады, возить грунт и бетон.

Для вчерашних фронтовиков основными орудиями стали ломы, кирки, лопаты и тачки. Работа была тяжелой и изнурительной. Нас отвратительно кормили: давали селедку, соленые помидоры, черный хлеб с травяным привкусом и ржавую воду. От тяжелой работы и голода калмыки умирали пачками, многие надрывались и становились инвалидами, практически ходячими трупами. Тяжелые условия жизни и каторжной работы были причиной болезни и смерти многих фронтовиков».

День Победы Церен Шонходыкович встречал в Широклаге и, работая там до июня 1945-го, нашел родных в Тюменской области. А встретившись с ними, узнал, что его старший брат Адучи, храбрый воин-танкист, погиб под Москвой в 1941 году (но место его захоронения неизвестно, он считается без вести пропавшим).

После строительства стратегически важного объекта в Молотовской области (ныне Пермский край) руководство НКВД CCСР в феврале 1945 года демобилизовало калмыков, и еле живой от истощения, израненный душой и телом Арсенов встал на ноги благодаря заботе сестры Байрхи Джаловой, которую отыскал в Омутинском районе Тюменской области.

После краткосрочных курсов трактористов Церен Шонходыкович работал на пашнях Казахстана, за что 20 октября 1956 года был награжден уже трудовой медалью «За освоение целинных земель». Там же, в ссылке, женился на своей землячке, и Бичкильда Болдыревна родила ему десять детей.

Вернувшись на родину из депортации, Арсеновы поселились в поселке Ялмта, позже ставшем центральной усадьбой конезавода им. О.И. Городовикова. Здесь он проработал вплоть до ухода на пенсию в 1974 году.

Трудился механизатором, выращивал хлеб. Был награжден грамотами, медалями, избирался депутатом сельсовета, не сходил со страниц Книги почета совхоза «Ленинский» Целинного колхозно-совхозного производственного управления Калмыцкой АССР.

Несмотря на то, что Церен Арсенов прожил недолгую жизнь (умер в 1979-м), он считал себя самым счастливым. Шел рука об руку с любимой женой, поднимал на ноги своих многочисленных детей, всех выучил в институтах и техникумах. С гордостью надевал свой парадный костюм, на котором блистали очередные медали – «За добросовестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и «Ветеран труда».

Бичкильда Болдыревна тоже заслужила награды: она была матерью-героиней, кавалером ордена «Материнская слава» I-й степени и труженицей тыла.

Сейчас род Арсеновых продолжают 24 внука и 34 правнука, которые свято чтут память о героическом предке и очень гордятся своей фамилией.