В калмыцком селе в годы войны фашисты уничтожили семью из 18 человек

12.05.2020 в 16:43, просмотров: 623

В годы войны в калмыцком селе Красномихайловское Яшалтинского улуса в ночь с 5 на 6 января 1943 года фашисты расстреляли семью Ивана Говенко из 18 человек

В калмыцком селе в годы войны фашисты уничтожили семью из 18 человек

В Национальном архиве в рамках проекта «Без срока давности» готовятся к публикации документы о преступлениях нацистов против мирного населения Калмыкии, в том числе о расстреле семьи Говенко.

Среди материалов фонда республиканской комиссии при Совете народных комиссаров Калмыцкой АССР по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и причиненного ими ущерба народному хозяйству республики (Р-68) много документов с конкретными данными о числе ушедших на войну жителей республики, количестве поставленных на фронт сельскохозяйственных продуктов, одежды, обуви и других товаров легкой и пищевой промышленности, а также об убийствах и пытках мирного населения Калмыкии.

- За период с 1941 по 1943 годы Калмыкия направила на фронт 38778 человек, - пишет ведущий архивист отдела использования документов и информационных услуг Родион Кичаев в комментарии к документам. - Летом 1942 года значительная часть Калмыкии была захвачена немцами. Однако на оккупированной территории действовал 21 партизанский отряд численностью около 300 человек, которым удалось нанести врагу огромный вред.

О действиях подпольщиков в селе Красномихайловское Яшалтинского улуса (района), оказавшегося в тылу врага, и трагедии, разыгравшейся здесь в январе 1943 года, народный писатель Калмыкии Алексей Балакаев создал в свое время роман «Залу Зорге» («Мужество»), переизданном позже под названием «В степи орлиной». Он прожил в селе несколько недель, провел собственное расследование, воссоздавая  всю цепочку жестоких деяний фашистов по воспоминаниям красномихайловцов – местных старожилов. В их числе была и Любовь Земцова, жившая по соседству с Говенко. Она тогда была еще пятилетним ребенком, но в ее памяти  на всю жизнь запечатлелись страшные картины расстрела семьи Говенко.

Отметим, что Алексей Балакаев, несмотря на законы жанра, при создании романа опирался только на архивные документы, в том числе и вышеназванного фонда. В Красномихайловском фашисты, как и в других оккупированных ими территориях Калмыкии, находились  с 5 августа 1942-го до середины января 1943 года. Старостой села они назначили Ивана Тимофеевича Говенко, не подозревая при этом, насколько ошибаются в своем выборе. Ведь именно Иван Говенко, имевший большой авторитет среди односельчан, оказывал материальную и моральную поддержку Красномихайловской подпольной патриотической группе, занимавшейся подрывной работой в тылу врага. В группу под руководством политрука Красной Армии Виктора Войтенко входили раненые красноармейцы, которых укрывали жители села, коммунист Кушнарев, комсомолка Харченко, местная молодежь, в их числе дочери Ивана Тимофеевича Наталья и Груня, и другие патриоты родины.  Иван Говенко через дочерей предупреждал подпольщиков о готовящихся арестах, саботировал сбор продуктов для фашистов, срывал отправку обозов и т.д.     

Когда в начале января 43-го фашисты арестовали в улусном центре 70 партийных и комсомольских активистов, красномихайловские подпольщики разработали план их освобождения. Решили сначала напасть на местных полицаев, чтобы добыть оружие, а затем двинуться на освобождение товарищей. Но не успели. В село прибыл отряд улусной полиции во главе с начальником Карлом Миллером. Прознав про связь Ивана Говенко с подпольщиками, полицаи ворвались в его дом, пытались вырвать у него признание, но не смогли. Выстроив во дворе вдоль стены дома Ивана Тимофеевича, его жену, отца и мать, жен сыновей, ушедших на фронт, и дочь Наталью, расстреляли в ночь с 5 на 6 января. Десятерых малых детей, остававшихся в доме, Миллер убил собственноручно. Груню Говенко долго пытали, чтобы выведать сведения о подпольщиках. Взбешенные ее твердостью, повесили. Идя к виселице, девушка пела свою любимую песню «Орленок».

Из воспоминаний красномихайловцев, подкрепленных данными архивных документов, следует, что поводом для подозрений связи Ивана Тимофеевича с подпольщиками стало знакомство его дочери Натальи с одним из военнопленных по имени Виктор, который убил четырех полицаев и скрылся. Поиски оказались тщетными, и немецкая комендатура и ее приспешники обрушились на семью Говенко. Единственным, кто  остался в живых был фронтовик Илья Говенко, сын Ивана Тимофеевича. О расстреле своей семьи он узнал спустя 10 месяцев из письма сестры, жившей в другом селе и потому чудом уцелевшей.

В те же январские дни в Красномихайловском расстреляли и 27 членов подпольной патриотической группы. Старожилы помнят, как их трупами забили три сельских колодца.

Всего за время оккупации в Яшалтинском улусе были убиты и подвергнуты истязаниям 311 человек. В том числе 190 расстреляны, двое повешены, 64 яшалтинца угнаны на каторгу в Германию.

Спустя 15 лет после тех трагических событий, карателей, участвовавших в расстрелах жителей Красномихайловского и других сел Яшалтинского улуса, нашли. В 1958 году в Ставрополе состоялся суд над ними. Одного из предателей приговорили к 25 годам тюрьмы, остальных - к расстрелу, писала краевая газета «Ставропольская правда».

В центре селе Красномихайловское  стоит мемориал «Жертвам фашизма» работы скульптора Никиты Санджиева. В центре – в камне навечно застыл Иван Тимофеевич с двумя дочерьми и двухлетним внуком.  На плите с одной стороны мемориала выбиты имена воинов, погибших на полях сражений. На другой – имена мирных жителей, ставших жертвами немецких оккупантов. В этом списке фамилия Говенко повторяется 18 раз. В народе мемориал  называют памятником семье Говенко.