В Калмыкии людей поселили в туберкулёзной больнице: все заразились

08.11.2018 в 10:06, просмотров: 8325
В Калмыкии людей поселили в туберкулёзной больнице: все заразились

Трудно поверить, но в 21-м веке в России людям дают квартиры в бывшем здании туберкулёзной больницы! И не где-то там, в захолустье – в глубинке, затерянной среди сибирской или дальневосточной тайги, а в одном из регионов сравнительно успешного Юга, а именно в калмыцком райцентре Яшкуль.

Изведём палочку Коха!

Справив долгожданное новоселье, через какое-то время члены восьми семей, поселившихся в бараке по улице Канукова, один за другим заболели туберкулёзом. Но это местные власти, службы Роспотребнадзора и здравоохранения, правоохранителей нисколько не испугало. Более того, все сделали вид, что ничего страшного не случилось, а всеобщее инфицирование опасным заболеванием – это просто стечение обстоятельств и досадное недоразумение.

Когда мыкавшихся по съемным углам и ютившихся в тесных квартирках сельских жителей поселили в видавший виды барак, статус здания их особо не насторожил: ну, подумаешь, бывшее противотуберкулезное отделение районной больницы! Сделаем хороший ремонт и изведём палочку Коха. Но такой легкомысленный подход к своему здоровью вскоре обернулся трагедией: туберкулёзом заболели четверо детей и двое взрослых мужчин.

Инвалид с детства

Первые звоночки прозвенели спустя год после заселения в барак. Молодая мама Марина Мендбаева, получившая там однокомнатную квартиру, вдруг поняла, что с её двухлетним сыном Вадимом что-то не так. Он стал сильно кашлять, даже задыхаться, постоянно держалась температура. Педиатры долго лечили ребенка от пневмонии, а когда мать настояла на серьёзном обследовании – рентгенографии, анализе мокроты и дополнительных анализах, выяснилось: у Вадима затемнение в лёгком.

Марина рассказала нам, что после опасного диагноза целых четыре месяца пролежала с ребёнком в стационаре республиканского детского противотуберкулёзного диспансера. Вадика даже признали инвалидом с детства и стали платить ему пенсию. А когда Мендбаева родила второго ребёнка, дочь Байрту, выяснилось, что и она инфицирована туберкулёзом.

Сейчас члены семьи перебрались к родителям, поскольку не хотят рисковать своими жизнями. А сын с дочерью уже школьники, учатся за 200 километров от дома – в Цаганаманской санаторной школе-интернате для детей, нуждающихся в длительном лечении от туберкулёза. Такая же ситуация в семье ещё одной жительницы барака, Булгун Нюдльчиевой. Её сыновья, Байр и Эдик, тоже заболели туберкулезом и отправились в Цаган Аман, в интернат.

Ордер на квартиру

Бывшая санитарка лаборатории центральной районной больницы Зоя Уланова вспоминает, как она и её близкие радовались, получив в поселковой администрации ордер на четырёхкомнатную квартиру в старом бараке. Её не испугало то, что раньше здесь были палаты для больных туберкулёзом.

Вместе с супругом и двумя детьми скоблили и красили дощатые стены и потолок, стелили линолеум и любовно копали во дворе грядки с клумбами.

Им казалось, что, тщательно отремонтировав помещение, они начисто изведут бактерию и станут жить в нём долго и счастливо.

– А потом в наш дом постучалась беда, – плачет женщина. – У моего мужа Вячеслава начались недомогания: он сильно ослабел, на шее воспалились лимфоузлы. Долго лечился, даже лежал в стационарном отделении республиканского противотуберкулёзного диспансера в Лоле, а сейчас признан инвалидом второй группы.

В администрации Яшкульского сельского образования нам подтвердили, что дом по адресу: улица Канукова, 55, с декабря 2007 года находится на балансе муниципалитета. Сначала барак собирались разрушить, но после передали работникам местной больницы, нуждающимся в жилье (говорят, что санитарными нормами это не возбранялось). Сначала в него заселились восемь семей, сейчас остался лишь один квартиросъёмщик.

Власти села и района, по их словам, впервые слышат о том, что люди, живущие в здании бывшей туберкулёзной больницы, заболели. Тот же ответ был получен и в организационно-методическом кабинете республиканского противотуберкулёзного диспансера, и в Министерстве здравоохранения РК. В администрации сейчас говорят, что жильцы заселились в тот дом самовольно, хотя Зоя Уланова утверждала: ордер на квартиру получала своими руками.

Оптимистическая трагедия

Единственный человек из числа жильцов бывшей больницы, оптимистично смотревший на жизнь, – это Александр Нохаев. Он говорил, что жить в опасном доме не боится и даже разводит во дворе живность.

Александр утверждал: если вдруг барак станут сносить, он будет защищать свою пятикомнатную квартиру ценой жизни – так нелегко она им с супругой досталась.

– Мы с женой Валей реально смотрим на вещи, поэтому уверены: этот дом простоит ещё лет 50. Ну а если по санитарно-эпидемиологическим показаниям его и сломают, то больше социальной квартиры мы не получим, – горячился во время нашей с ним встречи мужчина.

Да, многие ему говорили об опасности проживания на территории, где может оставаться бацилла, весьма устойчивая к окружающей среде. Люди утверждали, что местность останется заражённой в течение многих десятилетий и селить здесь людей нельзя. Но никто из прокуратуры, Роспотребнадзора и службы по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности к жителям барака не приходил, санитарных экспертиз не делал, уровня загрязнения почвы по микробиологическим и гельминтологическим показателям не определял, рекультивацией участка не занимался. Значит, всё нормально, и жить здесь не возбраняется?

Больше вреда для здоровья Александра Нохаева и Валентину Бормангаеву волновал тогда такой факт: через несколько лет после заселения районная больница отрубила жильцам барака доступ к своему отоплению. Нет у них, и никогда не было газа, пользовались привозными баллонами, воду брали из индивидуальных бассейнов, наполняемых водовозками.

К сожалению, Нохаев радовался своим хоромам недолго. Он тоже заболел туберкулёзом, но продолжает жить в том бараке, поскольку идти семье некуда…

Первое место в ЮФО

Известно, что туберкулез – очень опасное и тяжёлое заболевание, однако в самом начале имеет скрытый период. Часто инфицированный человек считает, что он просто переутомился или простудился. Поэтому люди обращаются к врачу только после появления тяжёлых симптомов, когда уже требуется сложное и продолжительное лечение.

В последние десятилетия в Калмыкии увеличилось число заболевших туберкулёзом, вследствие чего по этому показателю республика занимает первое место в ЮФО. Особенно часты случаи в Элисте, Городовиковском, Приютненском и Черноземельском районах.

Правда, констатируют медики, в 2016 году уровень заболеваемости туберкулёзом незначительно снизился в 1,06 раза по сравнению с предыдущим годом и составил 58,1 на 100 тыс. населения (по РФ в целом показатель – 49,72 на 100 тыс. населения). В 2017 году также отмечается снижение по сравнению с 2016 годом в 1,1 раза.

Стоит отметить, что наиболее незащищённая категория населения – это дети. По данным Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по РК, на протяжении нескольких лет в республике остаются высокими показатели детской (37,0%) и подростковой (76,1%) инфицированности. Она превышает общероссийский показатель в 1,2 – 1,3 раза, высокой также остаётся смертность от туберкулеза, что не дает говорить о стабилизации эпидемиологического процесса и определяет неблагоприятный прогноз в дальнейшем развитии эпидситуации.

Вместе ликвидируем туберкулёз?

По словам главного врача Республиканского противотуберкулёзного диспансера Эрдни Шогджиева, одной из основных причин болезни детей считается большой резервуар инфекции среди взрослого населения. Многие не соблюдают правил гигиены, к примеру, плюются на улицах. Впоследствии мокрота высыхает, поднимается с ветром и пылью, а дети, вдыхая воздух, могут заразиться.

В республике, в поселках Верхний Яшкуль Целинного и Цаган Аман Юстинского района, работают санаторные школы-интернаты. Многие уезжают в санатории за пределы республики: там лечатся дети, инфицированные микробактериями, но они не болеют, то есть не могут заразить. Под влиянием контролируемого лечения в течение трёх-шести месяцев ребенок вылечится, а в будущем будет меньше прежнего подвержен риску повторного заболевания.

А в республиканском круглосуточном стационаре для детей и подростков, где сейчас лечится 18 человек, соблюдены все необходимые санитарные условия, правила изоляции и питания. Там даже работает школа, где дети продолжают учиться, с ними работают воспитатели, организован культурный досуг.

Тем не менее, ситуация в Калмыкии в течение последних десяти лет сохраняется неудовлетворительной и является одной из самых высоких в стране.А в рейтинге наихудшей эпидемической ситуации по туберкулёзу Центрального научно-исследовательского института организации и информатизации здравоохранения показатели инвалидности (в расчете на 100 тысяч населения) по причине туберкулёза в республике достигают 116,6. Остаётся добавить, что прошлый год назвали последним годом Всемирной кампании «Вместе ликвидируем туберкулёз!», в рамках которой ВОЗ привлекала внимание к объединению усилий для того, чтобы никто из заболевших не был оставлен без внимания общества в процессе преобразования мира и улучшения жизни людей. Но, как показала описанная ситуация, многое из задуманного осталось лишь на бумаге.