Известный блогер из Калмыкии излазил астраханский театр вдоль и поперек

Тайны закулисья

22.01.2018 в 12:42, просмотров: 5290

Пресс-тур для представителей СМИ и блогосферы Калмыкии в Астраханский театр Оперы и Балета на знаменитый спектакль «Тоска» был организован при поддержке «МК в Калмыкии». Участником мероприятия стал известный, и не только в регионе, блогер Эрдни Стоянов.

Известный блогер из Калмыкии излазил астраханский театр вдоль и поперек

Опера «Тоска» закончилась. Злыдень Скарпиа во второй части получил положенный кинжал в грудь и, окровавленный, затих. В финальной части Каварадосси спел финальную E lucevan le stelle. Шарахнули выстрелы, унося и его жизнь. Наконец, Тоска свершила душераздирающий суицид. Короче, все умерли.

Грустно, мокро слезами и, тем не менее, празднично на душе от испытанного культурного кайфа.

Но эту картину видели все зрители. Нас же, блогеров и журналистов из Элисты, устроители провели за кулисы. Не во время спектакля, конечно же. За час до начала.

Как я весь театр вдоль и поперек излазил

Представьте. Кругом идут наипоследнейшие приготовления. В определенном порядке на столике разложены предметы реквизита. Очки и платок ризничего, цветы, которые Тоска возложит к статуе Мадонны, молитвенники хористок. Ну и конечно же, папка художника Кавародосси. Из зала не видно, что там в папке. А мы заглянули. Оказывается, там нормальные такие наброски обнаженных женщин. Наброски эти выполнила сценограф и главный художник театра Елена Вершинина. А молитвенники оказались банальными ежедневниками — дурят нашего брата!

А вы знали, что за сценой имеется звуконепроницаемая кабинка. Там сидит помощник режиссера, который единственный уполномочен матюкаться в голос прямо по ходу спектакля. Чтобы, значит, управлять ходом постановки на понятном и рабочим сцены, и иностранным звездам, и даже неодушевленным предметам языке. А русский мат, все вы знаете, таким свойством обладает.

Командующий армией рабочих, сборщиков и монтажников Вячеслав Юрьевич на вопрос нашей сопровождающей Даши о степени готовности устало пробормотал что-то о девяноста процентах. Я тут же пробрался к декорациям и убедился: поскромничал Вячеслав Юрьевич. Готово полностью. Потому, пофотографировавшись на фоне декораций, со спокойной душой двинулись за Дашей к костюмерам.

Прямо у дверей костюмерной повстречали Скарпио, вернее Энрико Моруччи. Моруччи, кстати, очень энергично исполнил партию Скарпио. Как потом объяснили сведущие товарищи, из-за своего небольшого роста Моруччи приходится больше двигаться, дабы привлечь наше зрительское внимание. Пожелали ему «гуд лак». С итальянским у меня еще пока не очень.

В совсем небольшой, даже крохотной, костюмерной наши девочки сгрудились около платья Флории Тоски. Мне там ничего разглядеть не удалось. Зато удалось найти дальше по коридору дверь гримерки Варгаса. Звуков варгасовых оттуда слышно не было, потому ограничился селфи с дверью.

А вот в большой гримерной сидела, соответственно вовсю гримируясь, сама Лиза Хубен. Причем вовсе не чураясь шастающих везде калмыцких блогеров. Правда, фоткать Лизу категорически запретили. Не, я, само собой, на видео в мобильнике гримирующуюся Тоску зацепил. Так, просто, чтобы было. Потом мы увидели открытую дверь гримерки Хубен. Из любопытства, конечно же, все туда залезли. Фигня, ничего интересного. Никаких эдаких штучек. Еле, кстати, успели оттуда выскочить перед ее приходом. Ну, прямо секундами.

В реквизиторской требовали показать еще что-нибудь из спектакля. Логично, что весь реквизит уже отправили вниз, за кулисы. Но графин, из которого под видом вина Скарпио потчует Тоску вишневым компотом, еще находился тут. Видимо, чтобы никто за кулисами случайно не выпил. Оставил на нем пару своих отпечатков. Винни-Пух из одноименного спектакля там еще сидел на полу. Страшненький, честно говоря.

Стоп, ружья же там лежали. Ну, из которых Варгаса в конце расстреляли. Так вот заряжаются ружья строительными патронами. Потому палят в Тоске взаправду, не под фанеру. Хоть сами ружья и бутафорские.

А вот кабинет директора театра скромный. Даже как-то странно. Такое огромное здание театра в 54 тысячи квадрометров. Такая красота и мощь в зрительном зале. И такой небольшой кабинет с цветочными горшками на полу. Я вам по секрету скажу, любая из двух комнат в люксе, где мы с Чингисом жили эти дни, раза в два больше кабинета директора. Вот и прикиньте.

В общем, мне там понравилось. Театр излазил вдоль и поперек. Прямо как в детстве. Ходил, смотрел, ел, спал, играл в бильярд, хулиганил на сцене и за кулисами, распивал чаи в буфетах. Наблюдал за людьми, которые работают для нас в этом огромном театре. И, конечно, слушал божественную оперу. Еще приеду. Обязательно приеду.

А Варгас, кстати, в жизни смешной такой — в куртке и кепочке, как таксист.




Партнеры